Письма мёртвого сценариста

Фото: voronezh-news.net

Театр | В Воронежском Камерном станцевали ещё одну антиутопию

Появление танцевальной труппы в драматическом театре – событие, мягко говоря, нечастое. Попытки создать проект, связанный с современным танцем, в Воронеже и раньше предпринимались, но сейчас о тех первопроходцах ничего не слышно. Благодаря Платоновскому фестивалю воронежцы узнали много нового о нынешнем состоянии хореографии, и вполне естественно, что более масштабная попытка сделать что-то своё в этой сфере осуществилась именно в стенах Камерного театра, руководимого Михаилом Бычковым.

Виталий ЧЕРНИКОВ

Недавно здесь состоялась премьера уже третьего танцевального спектакля. Связана ли с конкретным местом литературоцентричность всех трёх постановок? В основе каждой – тексты, знакомые более или менее продвинутому читателю. В основе созданной совместно с фестивалем-школой TERRITORIЯ при поддержке компании СИБУР «Безмолвной весны» – роман Олдоса Хаксли «Обезьяна и сущность».

Хореограф Константин Кейхель перед премьерным показом рассказывал журналистам: «У нас была некая концепция, история, которую мы планировали сделать». Причём изначальным толчком стал вообще другой текст – даже не художественный. Но, видимо, была потребность не бессюжетное, рассчитанное на людей с богатым ассоциативным мышлением, представление показать, а рассказать с помощью танца историю.

Голливудский сценарист мучительно придумывает сюжет для нового фильма. Существенная часть первого действия «Безмолвной весны» стилизована то под нуар 1940-х, то под мюзикл 1950-х вроде «Вестсайдской истории». Появляется и киноэкран, на котором мелькают фрагменты голливудской киноклассики (порой и сам персонаж появляется), рифмуясь с происходящим на сцене (за видеосоставляющую отвечает Алексей Бычков). В воображении сценариста возникают то светская вечеринка, то сцены в психушке (а может, и вправду творческий кризис привёл его туда). Обитатели психушки не похожи на «цивилизованных людей» – но и те, кто «на воле», несут в своих повадках следы варварства. Надо ещё понимать, о каком времени идёт речь: недавно закончилась Вторая Мировая, показавшая, на какие зверства способен человек, – и острее стала заметна фальшь афоризмов про «гордое звучание» этого слова. Философы спорят, возможна ли поэзия после Освенцима. Как писал философ Теодор Адорно, «правильно, наверное, будет задаться менее «культурным» вопросом о том, а можно ли после Освенцима жить дальше; можно ли действительно позволить это тем, кто случайно избежал смерти, но по справедливости должен стать одним из тех, убитых». Человечество увидело последствия падения на город ядерной бомбы – созданной, кстати сказать, величайшими учёными мира.

Иные, едва ощутив радость победы над абсолютным злом нацизма, живут в предчувствии конца мира.

Замысел сценариста трансформируется.

Мир погиб. Оставшиеся в живых после ядерной катастрофы учёные отправляются с экспедицией на чудом уцелевшую Новую Зеландию, где исследователей ожидает неприятный сюрприз: выясняется, что эволюция повернула вспять, люди утратили свои индивидуальности и превратились в стадо животных. Первое действие – мир цивилизации (который, увы, несёт в себе вирус дикости, первобытности), второе – мир стадности (которую любитель «древних, вековых обычаев», наверное, назвал бы иначе: общинностью, соборностью и т.п.).

Использованную самку самец пренебрежительно отбрасывает ногой, как мусор (сцена небольшая, но запоминающаяся).

Забавно: все три танцевальных спектакля Воронежского Камерного неплохо друг с другом рифмуются – хотя создавали их разные хореографы, и Константин Кейхель перед тем, как приехать в Воронеж, работ коллег, почти наверняка, не видел, а зачатки замысла в голове уже держал. Видимо, и вправду тревожные мысли о том, как тонок слой цивилизованности в человеке, как легко в нём может победить тёмное начало, многих людей в России посещают... Как и в предыдущих постановках, на сцене доминирует некое «коллективное тело», в котором элементы взаимозаменяемы. Кабацкая ли драка происходит, охота ли на человека – лиц не рассмотреть. На первом представлении не всегда ощущалась монолитность группы танцоров, но тут, видимо, причина была в недостаточном количестве репетиций, после нескольких показов сыгранность станет ощутимей.

Впрочем, есть и главный герой в привычном понимании слова. В спектакле «Мы» он тоже был – и, насколько мне запомнилось, с самого начала выглядел «выпадающим звеном». В «Безмолвной весне» сценарист (он же – ученый из второго действия) не только одинок, но и пассивен. Но ведь «Мы» и рассказывало про то, как одиночка перестал ощущать себя безликим номером (не без помощи женщины), а новый спектакль, так получается, больше про слияние и поглощение.

Однако ощущения безысходности «Весна» после себя не оставляет. Может быть, благодаря некоторой иронии, которая ощущается в иных сценах. Не в последнюю очередь благодаря эклектичной (от электроники до чуть ли не джаза) музыке Константина Чистякова. Нетрудно догадаться: в ней элемент стилизации также важен. Создавалась музыка в диалоге с хореографом, трансформируясь, пока шли репетиции. Особенно усмешка авторов заметна в сценах, показывающих знакомство выжившего участника экспедиции с племенем бывших людей и их вождём (а затем – попытку человека культуры слияния с толпой). Ироничен, кстати, и слегка расплывчатый финал «Безмолвной весны» – постскриптум после трагической развязки.

Словосочетание «современная хореография» для иных любителей театра звучит пугающе. Однако этот спектакль совсем не выглядит высказыванием, малодоступным пониманию. И я имею в виду не только то, что иные эпизоды решены вполне в привычном русле, с отсылками к классическому балету. Источником вдохновения для хореографа стало произведение Олдоса Хаксли, наверное, не самого очевидного для массовой аудитории автора, но не будем забывать, что после «Обезьяны и сущности» был популярный роман Пьера Буля «Планета обезьян», ставший основой для голливудской франшизы, а жанр постапокалипсиса оказался в кинематографе второй половины XX века весьма распространён – от «Безумного Макса» до картин Константина Лопушанского.

Ощущения безысходности «Весна» после себя не оставляет. Может быть, благодаря некоторой иронии, которая ощущается в иных сценах. Не в последнюю очередь благодаря эклектичной (от электроники до чуть ли не джаза) музыке Константина Чистякова.

В интерпретации Константина Кейхеля Олдос Хаксли похож на Жюль Верна. На месте того исследователя, попавшего в лапы новозеландских дикарей, легко можно вообразить какого-нибудь Жака Паганеля. Кстати, читатели «Детей капитана Гранта» должны помнить, что Новая Зеландия – то место, куда парой веков раньше занесло и героев этого романа.

Сцена из балета «Безмолвная весна». Фото Алексея БЫЧКОВА.

Источник: http://communa.ru

Последние новости Воронежской области по теме:
Письма мёртвого сценариста

- Воронеж
Театр | В Воронежском Камерном станцевали ещё одну антиутопию Появление танцевальной труппы в драматическом театре - событие, мягко говоря, нечастое.
18:55 11.10.2018 Voronezh.Ru
Письма мёртвого сценариста - Voronezh-News.Net
Письма мёртвого сценариста - Воронеж
Театр | В Воронежском Камерном станцевали ещё одну антиутопию Появление танцевальной труппы в драматическом театре – событие, мягко говоря, нечастое.
17:23 11.10.2018 Voronezh-News.Net
- Воронеж
Театр | В Воронежском Камерном станцевали ещё одну антиутопию Появление танцевальной труппы в драматическом театре – событие, мягко говоря, нечастое.
16:57 11.10.2018 Communa.Ru
 
По теме
 
 
«Я не виновата!» В Воронеже за убийство 6-летней девочки под суд попала коллега ее матери - РИА Воронеж Повторное расследование началось спустя 13 лет после трагедии. Первое заседание по делу об убийстве шестилетней Марии Г. (имя изменено) из села Михайловка Кантемировского района прошло в Воронежском областном суде в понедельник,
22.10.2018 РИА Воронеж
В концертном зале Event-Hall Сити-парка «Град» в рамках нового сольного тура 4 октября выступил известный и уже горячо любимый многими певец EMIN, который представил на суд воронежской публики свою новую программу «Бумеранг».
19.10.2018 Газета Берег
Русские девичьи сарафаны, одежда для крестин, платья замужних женщин, старинный наряд жительницы Воронежской губернии, скатерть для традиционного чаепития, а еще богатое индийское сари, праздничные костюмы сирийца и серба,
09.10.2018 Газета Берег
В преддверии 150-летия со дня рождения нобелевского лауреата Ивана Бунина на родине писателя разгорелись нешуточные страсти.
05.10.2018 Газета Берег
Семейный праздник «Здравствуй, осень золотая!» собрал в осеннем лесу команды учреждений УИС Воронежской области - УФСИН В солнечный уикенд в селе Ямное Рамонского района прошел спортивно-семейный праздник для сотрудников УФСИН России по Воронежской области и членов их семей.
22.10.2018 УФСИН
Финиш «Факела-М» - ФК Факел 21 октября молодёжная команда «Факела» провела игру 25-го тура первенства МОА «Черноземье» по футболу.
21.10.2018 ФК Факел
Очередного успеха на международной арене добился пятикратный чемпион мира по джиу-джитсу, заслуженный мастер спорта Дмитрий Бешенец.
12.10.2018 Газета Берег
Вполне вероятно, победитель футбольного первенства третьего дивизиона в зоне «Черноземье» определится уже сегодня.
12.10.2018 Газета Берег
Бюро исполкома Российского футбольного союза утвердило список из десяти отечественных главных арбитров, которые войдут в лист ФИФА на 2019 год.
12.10.2018 Газета Берег
«Если зритель мне доверяет…» - Voronezh-News.Net Штрихи к портрету Встреча наша с Татьяной Бабенковой состоялась, когда она прилетела из Минска сыграть «Грозу»,
22.10.2018 Voronezh-News.Net
20 октября 2018 года сотрудники департамента экономического развития Воронежской области приняли участие в общегородском субботнике.
22.10.2018 Департамент экономического развития
Глава управления Россельхознадзора озвучил сумму штрафов за 9 месяцев. За девять месяцев 2018 года в Воронежской области выявили 286 нарушений земельного законодательства.
22.10.2018 РИА Воронеж