Воронежский футболист «Урала» Андрей Егорычев: «Мне удобнее играть вдали от дома»

Хавбек рассказал, какие преграды преодолел на пути к Премьер-лиге.

Воронежский футболист Андрей Егорычев в составе «Урала» приступил к подготовке к чемпионату Премьер-лиги-2019/2020. Перед началом нового сезона полузащитник рассказал в интервью корреспонденту РИА «Воронеж» о том, как в детстве тренировался на асфальте, как работал инженером, и объяснил, благодаря чему игрок, попавший в сборную строительного университета лишь с третьего раза, смог вырасти в футболиста элитного дивизиона.


Фото – Александра Григ

«В Екатеринбурге девять месяцев холода»

– Какие ощущения от первого полноценного сезона в Премьер-лиге?

– Весенняя часть удалась лучше, осенью у меня многое не получалось, выходил на поле не так часто, как хотелось бы. Нормально для первого сезона. Ощутил, что такое жесткая конкуренция на таком уровне. Мне это понравилось, это главный двигатель прогресса, я почувствовал, что она помогает расти. У клуба прошлым летом еще и тренер сменился – наш нынешний наставник Дмитрий Парфенов доверяет мне больше, чем Александр Тарханов, который работал с «Уралом» раньше. У него немного другой взгляд на футбол, с Парфеновым интересно работать.

– Перед началом каждого матча уже нет такого волнения, как раньше?

– До попадания в Премьер-лигу я думал, что это что-то невероятное, что достичь этого уровня безумно сложно. А теперь вижу, что все вокруг – живые люди со своими сильными и слабыми сторонами, со всеми можно бороться. И неважно, кто напротив тебя – игрок национальной сборной или топ-легионер, со всеми можно соперничать. Но волнение перед матчами остается. Всегда думаю о том, что должен оправдать доверие тренера.

– Ваш главный конкурент – румын Эрик Бикфалви?

– Нет, он «десятка». С ним мы играем по схеме 4-2-3-1. А когда он выбывает из-за травмы или дисквалификации, мы перестраиваемся на чистые 4-4-2. Я в «Урале» играю роль опорного полузащитника. Мои конкуренты – Артем Фидлер, Петрус Бумаль, Юрий Бавин, Илья Жигулев, Роман Емельянов. Когда играем по схеме 4-4-2, у центральных полузащитников становится больше беговой работы. При этой схеме нужно действовать очень дисциплинированно, иначе возникнут проблемы. У нас на фланге играет Отман Эль-Кабир, он ярко выраженный атакующий футболист. Если он не садится в оборону, может возникнуть ситуация, в которой против одного центрального полузащитника «Урала» выходят два соперника.

– «Урал» – один из немногих клубов-середняков Премьер-лиги, который играет не в «бей-беги».

– Да, это идет от руководства «Урала». И игроки специально подбираются под определенный стиль. Кроме того, мы всегда во время подготовки к матчам отталкиваемся от себя, а не от соперника. Мы выходим на поле строить свою игру, а не ломать чужую. Мы даже в матчах против топ-клубов не переходим на схему с пятью защитниками. Не вижу ничего плохого в упрощении футбола, нет ничего стыдного в том, чтобы навязать борьбу, выигрывать подборы. Но приятнее держать мяч внизу, комбинировать. Думаю, это и болельщикам больше нравится.

Воронежский футболист Андрей Егорычев забил первый гол в Премьер-лиге Во втором дивизионе, наверное, мяч постоянно летает над головами полузащитников?

– Большинство команд использует забросы, играет в немного бестолковый футбол. Но в «Носте» мы редко выбивали мяч вперед. У нас было хорошее позиционное нападение. В зоне «Урал-Поволжье» команд, которые старались играть в умный футбол, было две – «Носта» и молодежка «Крыльев Советов». В Новотроицке вообще было все выстроено, чтобы показывать атакующую игру. Очень грамотно был выстроен весь тренировочный цикл, мы наигрывали взаимодействия под каждого конкретного соперника. Мы выходили на поле – и все получалось, мы видели, что приносило результат именно то, что мы отрабатывали.

– Следите за собственной статистикой?

– Смотрю показатели специальной программы Instat. Да, там совершенно не учитываются перемещения футболистов без мяча. Ты можешь перекрыть какую-то важную зону, и соперник не сможет туда отпасовать – это нигде не отображается. А это сейчас одно из важнейших действий в игре. Но что есть, то и изучаю – всегда после матчей смотрю процент выигранных единоборств, количество потерь, ключевые передачи. Данные по пробегу и спринтам смотрю по командным датчикам.


Фото – Роман Демьяненко (из архива)

– Я слышал очень много хорошего о Екатеринбурге. Вам нравится этот город?

– Там интересная архитектура, много красивых современных зданий. Он хороший, но есть немало вещей, которые после Воронежа непривычны. Мой родной город очень зеленый, а про Екатеринбург сказать такого нельзя. Там почти девять месяцев холода. В сентябре становится очень прохладно, теплеет только к маю. Я улетал из Екатеринбурга 24 мая, я был в плаще – и то замерз. Температура была +3, по-моему. Еще там довольно пыльно, не знаю почему. Можно отметить и то, что в Воронеже парки гораздо лучше. Мы очень любим погулять всей семьей, а в Екатеринбурге парки большие, но не настолько развитые, как в Воронеже. Там нет таких, как «Динамо» – с различными детскими площадками, всей необходимой инфраструктурой. Другой плюс Воронежа – ярко выраженные четыре времени года. А у Екатеринбурга есть холодное время и теплое. И все время гуляют ветра.

«Мне казалось, что стать футболистом нереально»

– После отъезда начали больше ценить Воронеж?

– Скорее, природу – деревья, зелень. И скучаешь не по самому городу, а по людям. Если бы я мог перевезти всю семью и друзей куда-то, я бы жил вообще где угодно. Хотя вернуться в родной город приятно. Гуляешь по знакомым улицам и вспоминаешь что-то. Ходил как-то на стадион, на котором в детстве играл на плохом газоне, – прикольно. А во дворе играли на асфальтированной баскетбольной площадке. В роли ворот был забор. Была сетка, а столбы, к которым она была прикреплена, считались штангами. Мой родной район – между остановками «Ильича» и «Димитрова», там еще подвесной мост.

– Часто слышу шутки, что в этих местах очень легко получить по лицу.

– Да не сказал бы. Такое чаще говорят про ВАИ или Машмет. К тому же, когда живешь в одном месте долго и всех знаешь, проблем не возникает. А может быть, меня уважали, потому что я занимался спортом. Мне папа сказал в свое время, что уважают сильных. Он сам занимался тяжелой атлетикой, он кандидат в мастера спорта. До сих пор качается, два подхода по 10 раз подтягиваний точно выдержит – это круто. Мама играла в гандбол, дедушка – в баскетбол. Так что я из спортивной семьи. В моем дворе действительно недолюбливали тех, кто не увлекался спортом. Хотя это неправильно – не всем же дано быть развитым физически. Кто-то слабый, но очень умный – счастливым человеком может стать любой.

– А кто родители по профессии?

– Они инженеры путей сообщения. Занимаются проектированием мостов. А я сам в школе не понимал, кем хочу быть. Конечно, с детства мечтал стать футболистом. Но мне казалось, что это нереально.


Фото – Роман Демьяненко

– В футбольную секцию пришли уже после того, как поиграли во дворе?

– Раньше по-другому не бывало. Моим первым тренером стал Валерий Мешалкин, он очень многое мне дал. Он был военным, потом работал учителем физкультуры в школе и параллельно тренировал в СДЮСШОР-15. Я все школьные годы отыграл под его руководством. И даже если уходил из его команды, ходил к нему тренироваться дополнительно. Возможно, у него даже не было специализированного футбольного образования. Но он понимал, что главное в игре – техника и тактика. В других школах много занимались беготней, работали над выносливостью. А Мешалкин приучал к дисциплине, к командной работе, к тактическому мышлению. Он заставлял принимать мяч лицом к воротам, объяснял, что всегда нужно пасовать вперед, обострять.

– Сейчас много говорится о том, что для детей нужно создавать идеальные условия – современные газоны, финансирование поездок на турниры в другие города. Как было у вас?

– Мы в мини-футбол играли едва ли не чаще, чем в большой футбол. Мы частенько проигрывали на официальных соревнованиях, потому что привыкли играть в маленьких залах. Тренировались не каждый день, а трижды в неделю. Причем иногда на асфальте. Поездок почти не было, их за все школьное время было столько, что по пальцам одной руки можно сосчитать. Гоняли на турниры на арендованных «Газелях». Еще помню случай, как мы поехали на матч чемпионата города в Сомово. Был дождь, а возле поля не было никаких раздевалок. Недалеко стоял заброшенный автобус без двигателя, и мы переодевались там.

– Как же в таких условиях можно вырасти в игрока Премьер-лиги?

– Много работал в одиночестве. Бил мячом в разные места трансформаторной будки. Она была разрисована разными красками, и я посылал мяч то в один цвет, то в другой. Таким образом отрабатывал и длинные передачи, и средние, и удар. Нужно было так рассчитывать силу и точность, чтобы мяч потом отскочил ко мне, чтоб не пришлось за ним бежать. Один ходил на стадион, перекладывал мяч с одной ноги на другую, учился играть внешней стороной стопы, внутренней – и так в любую погоду. Мне это было в кайф. Играл во дворе в «триста», в «три банана». Играл во дворе один против двух, трех детей. Я все время был с мячом и не хотел с ним расставаться. Так что уверен, что главным в достижении цели является не то, в каких условиях ты работаешь, а твое желание. Если ты делаешь то, что любишь, и веришь в себя, все возможно.

– Есть воронежцы, которые пробились в Премьер-лигу, уехав из родного города уже в детстве. Роман Шишкин, Дмитрий Скопинцев из их числа. А можно и, как вы с Сергеем Ткачевым, уехать в уже осознанном возрасте. Так как же сделать лучше, чтобы реализовать себя?

– Каждый случай индивидуален. Никакого универсального правила нет. А Скопинцева хорошо помню, он из моей спортшколы. У нас была такая традиция – ребята младше играли против команды старшего возраста. Разница в возрасте была три-четыре года, в детстве это очень заметно. И парни постарше били со всей силы, чтобы нам было побольнее. Если ты выигрывал у старших, это было очень весомым достижением, я сейчас рассказываю эту историю и словно заново переживаю эти эмоции. А когда я вырос, против нас стали выпускать команду Скопинцева. Он задира был, постоянно провоцировал нас, а потом убегал прятаться кому-то за спину – маме или тренеру. Помню, он уехал в академию «Динамо», а потом через год или два приехал в Воронеж к родным, пришел поиграть с нами. Он очень сильно выделялся. Он раз в пять был лучше нас. И это при том, что он младше на четыре года.


Фото – Роман Демьяненко

– Большинство футболистов в школе учились на тройки. Спортсмены вообще часто говорят, что либо учеба, либо карьера – времени не хватит на то, чтобы успешно это совмещать. Но вы были медалистом в школе. Как так вышло?

– Еще когда я был совсем маленьким, родители объяснили, что образование – это основа всего. Как будешь учиться, так и будешь жить, когда вырастешь. Но я уверен, что школьные оценки не отражают уровня знаний – разве что показывают, насколько ты прилежен и старателен. Но многое зависит от учителя. У меня была замечательная учительница по русскому языку и литературе, мы до сих пор общаемся. Хотя эти предметы мне очень тяжело давались, в отличие от математики и физики. К чтению я лишь с возрастом пришел, недавно прочел «Горе от ума» – интересная книга, даже смешная.

– Вы поступили в строительный университет, спортсмены чаще оказываются в физкультурном институте.

– Мне и в «строяке» было легко, потому что осталась хорошая база со школы. Я выбрал ту же специальность, что и у родителей, а надо было выбирать что-то потяжелее. Когда ты один из лучших в чем-то в каком-то окружении, это влияет на самооценку. Всегда нужно оказываться среди самых умных и сильных и тянуться за ними. Теперь мне уже самому интересно, какая же специальность – по-настоящему моя. На первых курсах я получал пятерки за счет школьной базы, на последних курсах на меня уже работала зачетка. Вроде не особо убедительно отвечаешь на экзамене, а все равно ставят «отлично». Мне это было неприятно, я считаю это нечестным.

– Я читал, вы иногда пересдавали на «отлично» те предметы, по которым у вас было «хорошо».

– Да, я везде вижу спортивный интерес. Если что-то сделано хорошо, но не идеально, нужно переделать, нужно стремиться к большему. И главное тут – не оценка, а качество знаний. Я считаю, что некоторые предметы нужно изучать дважды. Например, сопромат нужно учить до основной специальности, и после нее, голова уже по-другому работать будет.

«Решение об отъезде в Новотроицк принимали со слезами»

– Как проходил переход из молодежного футбола во взрослый?

– Да нет в России никакого перехода. Я поиграл в чемпионате города, в соревнованиях такого уровня на поле часто оказываются пузатые мужички, которые играют с похмелья. Потом большой футбол на время для меня закончился, я пришел на физкультуру в «строяк» и стал играть за сборную вуза. Хотя туда меня взяли не сразу. Просмотр был в маленьком зале, в котором и «пять на пять» играть тесновато. Мы играли «семь на семь», «восемь на восемь». Месиво было, поднять голову нереально. У всех мотивация зашкаливает, люди просто шарашили друг другу по ногам. И так три дня подряд было. Меня взяли только на третий день. И поначалу на тренировках мне казалось, что там какой-то заоблачный уровень. А когда адаптируешь и тянешься за сильными, прибавляешь. Я втянулся и очень быстро стал прогрессировать. И тренер сборной вуза сыграл важную роль в моей карьере, он увидел во мне потенциал и устроил мне просмотр в «Выборе-Курбатово», когда команда еще играла в чемпионате области. И там я понравился гендиректору клуба Валерию Анохину и тренеру Александру Бескровному.

– Здорово, что в воронежском футболе был проект, который давал шанс местным игрокам.

– Ну, я там мало играл. Поначалу я вообще там играл опорного полузащитника, а роль центрального защитника исполнял Бескровный – это было нечто. Он тогда заканчивал с футболом потихоньку. Я очень волновался, из-за этого было много потерь. В КФК я почти не играл, выходил на замену. И во втором дивизионе тоже играл мало.

– Вы понимаете, почему не стало «Выбора-Курбатово»?

– Там какая-то история была связана с «Факелом». Там не хотели, чтобы в городе было две команды.

– Обожаю русский футбол.


Фото – Александра Григ

– Мы были на сборе, когда узнали, что клуб закрывают. И тут же подошел тренер «Митоса», который узнал о том, что произошло. Сказал, что им нужна «десятка». Бескровный посоветовал меня. Я стал тренироваться с «Митосом» и сломал плюсневую кость. Впервые в жизни обрадовался травме – там были ужасные условия. Ребята жили едва ли не вдесятером в одной квартире. А у меня еще и диплом висел, и я поехал домой писать его. Офигенный получился, тема – «Проект автодорожного моста через реку Оку в городе Калуге».

– Когда «Выбора-Курбатово» не стало и вы вернулись на уровень КФК, что удерживало вас в футболе?

– Ездил в лискинский «Локомотив» после того, как не тренировался четыре месяца. Меня стали просматривать как флангового полузащитника. Сказали сделать 10 подач с фланга, у меня ни одной не получилось нормально. Тренер Игорь Пывин посоветовал поиграть на КФК. И я пошел в нововоронежский «Атом». Каждый день на тренировку едешь час, еще час – обратно. В «Факеле» меня даже смотреть не стали, сказали, что нужно идти на КФК. Я купил программу для видеомонтажа и сделал нарезки своей игры, рассылал их на почты команд первого и второго дивизионов. Никто не откликался. Еще мне все говорили, что я слабый физически. Поехал в пензенский «Зенит» – не подошел клубу, сказали, я не тяну. А я всегда считал, что в футбол играют мозгами. Верил, что на низком уровне меня могут просто не понимать, что партнеры не считывают то, что я задумываю в игре. Либо не видят свободного пространства, либо поздно открываются. И когда с будущей женой познакомились, она говорила: «Когда мяч у тебя, всегда что-то происходит». Она видела, что я создаю моменты, продвигаю мяч. Она говорила, что во мне есть что-то, чего в других нет. И ее вера в меня помогала держаться и работать.

– А как так вышло, что вы стали работать по специальности?

Воронежский футболист стал серебряным призером Кубка России – Когда я играл за «Атом» из Нововоронежа в КФК, мой дипломный руководитель сказал, что есть вариант сделать проект обсерватории. Нужно было сделать вышку с куполом. Я подумал, что время терять нельзя – вдруг я не смогу стать профессиональным футболистом? А тут я приобретал опыт как инженер. И мы с другом месяц сидели над этим проектом, это было жестко. ГОСТы, болты, гайки, выезды на ЛЭП – было тяжело, но классно, потому что мы чувствовали, что создаем что-то свое. Я даже научился чертить в 3D. Потом еще сделали два надземных перехода. И все это время после окончания рабочего дня я садился в «Газельку» и ехал в Нововоронеж на тренировку. Конечно, я дико уставал. Но футбол оставался для меня отдушиной. После тренировки приезжал домой, разговаривал с женой под чаек полчаса-час – и спать.

– Как получилось, что в вас что-то разглядела «Носта»? Едва ли скауты новотроицкого клуба просматривали матчи нововоронежского «Атома».

– В Новотроицк уехал защитник «Атома» Алексей Воловик, ему агент помог. Когда его просматривали по видео, увидели еще и меня. Тренер позвонил мне, пригласил на просмотр. Родители сначала отговорили, сказали, что Новотроицк – город неблагополучный в плане экологии, а у меня жена в положении. И я отказался. То, что мне перезвонили через неделю или две и позвали второй раз, – это судьба, могли бы и не позвонить, где бы я был тогда? Меня позвали сразу на контракт, без просмотра. И я сидел и грузился – ехать за полторы тысячи километров в грязный город, вторая лига, может, и правда уже завязывать с футболом? Сидели с женой в слезах, обсуждали, как же быть. Решили, что я еду туда один. Но мы договорились, что это последний шанс. Если в «Носте» не получится, я вешаю бутсы на гвоздь. Самое тяжелое решение в жизни. Теперь уже понятно, что все было не зря.

– Как все складывалось в Новотроицке?

– Приехал на поезде, сутки с пересадкой. Родители нагнетали, говорили, что Оренбургская область самая грязная, что там производство, выбросы. Я еду в панике, из окна поезда вижу какие-то трубы горящие, дым. Думаю: «Зачем я на это подписался?». Через несколько дней после приезда отправляемся с командой в город Аша Челябинской области, там был кубковый матч с командой КФК. Я вышел во втором тайме, когда мы уже проигрывали. Мы уступили. В раздевалке – ор, ругань, мы же любительской команде проиграли. Второй матч – с юниорами «Анжи», нас вынесли в одну калитку. Думал: «Куда я приехал?». Но так сложилось, что в третьем матче я забил победный гол клубу из Ижевска на выезде. А «Носта» до этого там не выигрывала то ли пять лет, то ли семь. Я пошел в тренажерку с администратором, тот стал кому-то рассказывать про мой гол, сразу все стали обращать на меня внимание, дико непривычно было. Прачка на базе подошла, сказала, какой я молодец. Я ходил улыбался, сразу комфортно себя почувствовал. Но с экологией там действительно все обстоит специфически. Прямо со стадиона ты видишь, как дымится завод. Говорили, там бывает красный и оранжевый снег. Но я до зимы там не доиграл, меня забрал «Урал». Вообще у «Носты» было одно из худших полей в зоне «Урал-Поволжье». Еще и 10 или 12 туров мы играли с постоянными переходами с искусственного газона на натуральный. Но клуб был настоящей семьей – замечательное руководство, тренерский штаб, администратор, врач, оператор. Чтобы собрать отличную команду, необязательно иметь большие деньги. Нужно собрать хороших людей и проявить терпение. В «Носте» все было заточено на то, чтобы развивать игроков и продавать их. Помню, как клуб продал нападающего Виктора Карпухина в клуб ФНЛ за миллион рублей. Команда существует на эти деньги, это абсолютно правильный подход.

– Как можно развлекаться в Новотроицке?

– Я там играл в футбол, и все. Лежал на базе после тренировок и матчей, смотрел «Во все тяжкие». Думал: «Блин, когда же досмотрю уже?». Там можно серий десять выкинуть, и сериал ничего не потеряет. Там в одной из серий минут 20 муха летает, а главным героям нужно от нее избавиться. Вообще к сериалам отношусь осторожно. Просто представьте себе, сколько времени тратите на них.


Фото – Александра Григ

«Правда не всегда нужна людям»

– Говорят, в российском футболе много «околофутбола». Это правда?

– Ой, давайте не будем. Мне как-то в детстве сказали, что всегда надо говорить правду, я это как-то очень гипертрофированно понял. В нашей школе был бесплатный стоматолог, после которого мои проблемы с зубами только сильнее обострялись. И как-то родители скопили денег, отправили меня в частную клинику, где все сделали классно. Я после этого пришел к школьному стоматологу на плановый осмотр, и врач удивился, что у меня все нормально с зубами, спросил, как это все изменилось. А я ответил что-то типа: «Я просто сходил к более хорошему специалисту». Представляю, как это неприятно слышать. А тогда я просто сказал так, потому что привык говорить правду. Еще однажды во дворе решили поиграть в футбол, стали делиться на две команды. И я выбрал не своего лучшего друга, а парня, который играл лучше. Друг спросил, почему я выбрал не его. Ну я и ответил: «Потому что ты хуже играешь». Он потом долго про это вспоминал. Так что правда не всегда нужна людям, она может убить.

– Если «Факел» станет более амбициозным проектом, задумаетесь о том, чтобы вернуться в Воронеж?

– Я неоднозначно отношусь к игре за команду родного города. Тут многое от психологии зависит. Мне удобнее играть вдали от дома, в родном городе слишком комфортно. Едешь в другой город – чувствуешь, что ты сам за себя. Друзья вокруг, родители всегда могут посидеть с твоим ребенком. А уезжаешь – и чувствуешь, что ты сам за себя, что тебе никто не поможет и по голове не погладит.

– Изменил ли вас успех?

– Успех меняет, когда приходит в совсем юном возрасте. В 18-19 деньги могут вскружить голову. А я первый полноценный сезон в Премьер-лиге провел в 26 лет. И уверен, что я бы и в 18 лет не загулял. Все всегда идет от семьи. Мне родители привили определенные ценности – ответственное отношение к тому, чем занимаешься, любовь к спорту. Еще объяснили, что самое главное в жизни – семья. Жена должна быть одна на всю жизнь, поэтому нужно быть уверенным в той девушке, с которой ты хочешь создать семью. И не могу себе представить, что должно произойти, чтобы я почувствовал себя суперзвездой. Я покупаю себе хорошую одежду, но не перегибаю палку. В ресторанах ужинаем редко – лучше готовить здоровую еду дома.

– Знаю, что вы всегда ставите перед собой цели на ближайший год. Чего вы хотите достичь в 2019 году?

– Хочу найти в себе волю совсем отказаться от еды, которая не подходит профессиональному спортсмену. Бывало, я каждый день съедал по шоколадке. Это неправильно. Еще нужно стараться не есть мучное, фастфуд. Я доволен тем, что вообще перестал ходить в McDonalds. Здоровое питание и сон – это основа для спортсмена. Еще нужно полностью отказаться от компьютерных игр, я играю немного, только полтора-два часа за неделю или две, но все равно это пустая трата времени. Хотя тяжеловато бросить совсем – все мы родом из детства, все любят GTA, все рубились в FIFA, Diablo, «Героев», например. Есть куда прибавлять в области планирования. Хочется, чтобы к зрелому возрасту получилось прийти туда, куда захочется самому, а не туда, куда жизнь привела.


Фото – Александра Григ

текст — Павел Горячев, фото — Александра Григ
 
По теме
Михаил Петрусев будет играть за воронежский клуб. Полузащитник «Химок», 24-летний Михаил Петрусев, стал очередным новичком воронежского «Факела», сообщил официальный сайт клуба в субботу, 17 августа.
17.08.2019
Во Владивостоке — без Мастерного - ФК Факел Персоны: МАСТЕРНОЙ Владислав 16 августа по пути в Москву для вылета во Владивосток на выездной матч девятого тура Олимп-Первенства России по футболу «Луч» – «Факел» игроку нашей команды Владиславу Мастерному стало плохо,
17.08.2019
 
МАТЧ ДНЯ ФНЛ 19/20.            «ЛУЧ» (ВЛАДИВОСТОК)  -  «ФАКЕЛ» (ВОРОНЕЖ).
17.08.2019
 
Петрусёв — в «Факеле» - ФК Факел ФК «Факел» подписал трудовой договор с Михаилом Петрусёвым. 24-летний полузащитник последние три сезона провёл в составе футбольного клуба «Химки».
17.08.2019
ОБЗОР 8 ТУРА ФНЛ. ЛУЧ Владивосток — ЧАЙКА Песчанокопское 1:1 (1:0) Голы : Квеквескири, 42 (1:0).
17.08.2019
 
В составе «ураганных» появился Андрей Макаров. Голкипер клуба КХЛ «Автомобилист» (Екатеринбург) 26-летий Андрей Макаров будет выступать в составе воронежского «Бурана», сообщил официальный сайт клуба в пятницу, 16 августа.
17.08.2019
 
 
Мария Лачугина уступила китаянке. Воспитанница воронежской СДЮСШОР №10 Мария Лачугина завоевала «бронзу» на первенстве мира по вольной борьбе среди юниорок в весовой категории до 62 кг.
16.08.2019
В Воронеже новые футбольные поля с искусственным покрытием появятся на стадионах «Чайка» и «Локомотив» - Voronezh-News.Net 16.08.2019 16:25 Об этом главе Воронежа Вадиму Кстенину доложил руководитель Управления физической культуры и спорта Александр Бахтин, сообщила пресс-служба мэрии в пятницу, 16 августа.
16.08.2019
 
Об этом главе Воронежа Вадиму Кстенину доложил руководитель Управления физической культуры и спорта Александр Бахтин, сообщила пресс-служба мэрии в пятницу, 16 августа.
16.08.2019
Есть азы экономического здравого смысла: во время кризиса нужно дать больше свободы людям, готовым трудиться не покладая рук, а у нас из них выжимают все новые оброки в обнищавший госбюджет – как тот персонаж из анекдота:
14.08.2019 Газета Берег
Выставку Владимира Голуба проведут в музее Крамского. Фотовыставку «Метаморфозы видимого» воронежского фотографа Владимира Голуба откроют в Воронежском областном художественном музее имени Ивана Крамского в 16:00 в четверг,
17.08.2019 РИА Воронеж
Правительство региона при участии экспертов одобрило концепцию реконструкции Театра оперы и балета, сообщила пресс-служба облправительства.
16.08.2019 Газета Берег
ОБЗОР 8 ТУРА ФНЛ. ЛУЧ Владивосток — ЧАЙКА Песчанокопское 1:1 (1:0) Голы : Квеквескири, 42 (1:0).
17.08.2019 Клуб болельщиков ФК Факел
«Факел» – «Мордовия» – 2:1 (1:0) Голы: Дмитриев, 34 (1:0); Орлов, 49 (1:1); Теняев, 59 (2:1 – автогол).
14.08.2019 Газета Берег
Более 3500 атлетов из полусотни стран Старого Света приняли участие в XV Летнем Европейском юношеском Олимпийском фестивале, который принимал Баку.
12.08.2019 Газета Берег
Почти полтысячи спорт­сменов в возрасте 18-19 лет поучаствовали в финальных состязаниях по легкой атлетике IX летней Спартакиады учащихся России.
12.08.2019 Газета Берег
Прокуратурой города Воронежа проведена проверка соблюдения сотрудниками управления Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Воронеже (далее - Управление) законодательства в сфере противодействия коррупции.
16.08.2019 Прокуратура Воронежской области